Виктор Шалай: Главная задача музея – быть институтом памяти
3 января 2017 12:30

Виктор Шалай: Главная задача музея – быть институтом памяти

Опубликован список номинантов на одну из самых престижных в стране премий в области искусства и культуры – TheArtNewspaperRussia. В номинации «Музей года» за победу борются пять учреждений: Московский музей современного искусства, Третьяковская галерея, Институт русского реалистического искусства, Музей русского импрессионизма, а также единственный финалист конкурса не из столицы – Приморский государственный объединенный музей имени Арсеньева. Обладателей премии во всех номинациях назовут 2 февраля. О том, что значит для краевого учреждения выход в финал федерального конкурса, кто такие «Пермские боги» и зачем музеям впускать в себя современную жизнь, «Приморской газете» рассказал директор краевого государственного объединенного музея имени Арсеньева Виктор Шалай.

Виктор Алексеевич, конец года ознаменовался крупным событием – наряду с «Третьяковкой», Московским музеем современного искусства и еще тремя федеральными учреждениями краевой музей Арсеньева вошел в лонг-лист премии TheArtNewspaperRussia. Что значит для музея это достижение?

– Премию вручает российская редакция одного из самых авторитетных в области культуры и искусства изданий мира – The Art Newspaper. Награда призвана отметить деятельность как независимых артистов и художников, так и театральных, музейных, концертных институций. Она единственная в своем роде и вручается ежегодно в нескольких номинациях, в том числе и в номинации «Музей года», на которую мы, собственно, и претендуем.

Говоря о том, что значит для нас это достижение, лукавить совсем не хочется. Номинация – признание нас, как активной институции, деятельность которой заметна и актуальна наравне с общепризнанными культурными центрами страны. Сам факт номинирования говорит о том, что мы выдержали конкуренцию с еще порядка 2 600 региональными музеями России и такими глыбами как – Государственный Эрмитаж, Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина, Московский дом фотографии, Центр современного искусства «Гараж» – в общем, просто гигантское количество учреждений, борющихся за внимание публики и критиков. Победа в таком конкурсе – конечно, безусловная высота, но даже выход в финал – значимое и радостное для нас событие.


– Помню, в 2015 году музей Арсеньева уже отмечали TheArtNewspaperRussia в номинации «Самый посещаемый музей». На ваш взгляд, чем учреждение так привлекает внимание критиков и публики?

 – Мы актуальны. Заметьте, когда жители Владивостока выбирают, чем заняться в свободное время, когда к ним приезжают гости или кто-то спрашивает, какое место стоит посетить в городе, наш музей вспоминается одним из первых. Как мы этого добились – вопрос глубоко профессиональный. Во многом он касается технологий, которые мы используем при создании музейных продуктов, и их продвижения. За последние пять лет уровень посещаемости у нас вырос в четыре раза. Это отличные показатели. 

 – Есть какой-то музейный маркетинг? 

 – Нет, наш маркетинг вряд ли отличается от маркетинга в принципе. Есть свои нюансы, но в целом просто нам понятно, что мы делаем и для кого. Мы хорошо знаем и понимаем наши производственные возможности, знаем нишу потребностей человека, в которой нам есть, что предложить, и не затрагиваем те ниши, в которых конкурировать просто бессмысленно, продвигаем свои услуги максимально неагрессивно и ненавязчиво. 


 – Какова сейчас целевая аудитория музея? 

 – В первую очередь, это школьники. Учителя используют музеи, чтобы повысить качество образовательных программ, и в некоторых случаях здесь мы просто незаменимы. Во вторую очередь, приезжие. Музей был и остается одним из лучших способов познакомиться с территорией, ее историей, этнографией и культурой. В третью, местные жители. Причем, если первые две категории легко просчитать, мы знаем, сколько школ в городе, можем спрогнозировать поток туристов, то третью практически невозможно измерить. Школьники и приезжие всегда будут приходить в музей, а вот жители края – люди, самостоятельные в своих решениях. Заполучить их на постоянных условиях – планка, до которой еще расти и расти. На это сейчас и направлен основной вектор нашей маркетинговой политики. Нам хочется, чтобы они не просто однажды захотели пойти в музей, а чувствовали необходимость снова и снова сюда возвращаться.


– Над какими крупными проектами вы сейчас работаете?

– Мы открыли выставку «Тихоокеанское время», взяв новую высоту в экспозиционной и исследовательской деятельности. В последнее время во всем мире в целом, и в России в частности музеи начинают впускать в себя то, что обычно называется историей повседневной жизни или историей глазами самых обычных людей. Великие события остаются, герои остаются, но добавляется новый взгляд на происходящее со стороны тех героев процесса, которые, может, ничем особым не отличились, кроме того, что стали его свидетелями. 

Объясню на примере. Возьмем Вторую мировую войну – чрезвычайно важную тему, к которой вновь и вновь обращаются во всех музеях. Показать ее можно через главных героев конфликта, их вклад в достижение Великой Победы. Можно показать через ключевые бои, основные события и значимые решения. Оба этих способа весьма привычны. А можно дать слово простым людям, которые не получили особого звания, не отличились в бою, но были свидетелями событий. Они, как и мы с вами, имели свою точку зрения на происходящее, испытывали по этому поводу разные эмоции. Если исследовать это пространство – воспоминания и ощущения простых людей, картинка получается полноценнее, объемнее. Да и приходящим в музей людям тогда легче сопереживать. Этот эффект называется соразмерность. Познакомившись с мыслями и чувствами таких же простых людей, посетители музея понимают и собственную значимость в этом мире.


Кому или чему посвящена выставка «Тихоокеанское время»?

– Людям, живущим и работающим в мирное время у моря, трем ключевым этапам жизни морских семей – расставанию, ожиданию и встрече, тому, что чувствуют те, кто находится вдали от родных, там, в открытом океане, и тому, что чувствуют те, кто остался здесь, на берегу. Понимать это очень важно, если мы в целом хотим рассуждать о жизни морского города. 

Для нас с вами происходящее сегодня может казаться незначительным. Потому что мы современники. Но вспомним, например, такое явление как коллективизация, которая в то время первыми лицами государства была оправдана. Сейчас очевидно, какой драмой она обернулась для большинства обычных людей. Если посмотреть на события не только с точки зрения тех, кто задумывал и осуществлял коллективизацию, но и с точки зрения тех, по отношению к кому ее осуществляли, мы сможем получить более объемное, более полноценное впечатление об этом явлении. И я обращаю ваше внимание на то, что мы не стараемся что-то оспаривать и не противопоставляем две точки зрения. Мы даем разный угол зрения. Формируем объем знания. А то, как человек употребит полученную информацию, это уже вопрос его осознанного выбора. 

Главная задача музея – быть институтом памяти, удерживать эту память, причем не выборочно, а комплексно. Так, чтобы через 10, 100 или 200 лет современники могли составить максимально полное впечатление о нашем времени. Создать это впечатление призвана, в том числе, и выставка «Тихоокеанское время».  

Знаю, что в музее сейчас стараются сохранить воспоминания об еще одном важном и трагичном времени создается Книга памяти жертв политических репрессий. Расскажите, какая работа в связи с этим ведется? 

– 1937-1938 годы – годы, вошедшие в историю нашей страны как Большой террор. Сотни тысяч людей тогда были осуждены, заключены на различные сроки, расстреляны за преступления, которых не совершали. Это стало понятно еще во второй половине 1950-х, когда началась массовая реабилитация осужденных. Дела людей пересматривались, и было понятно, что большинство пострадавших были невиновны. Это очень важный период в жизни нашей страны, забыть о котором было бы просто беспечно. Поэтому мы и приступили к созданию Книги памяти.

В архивах федеральной службы безопасности до сих пор хранятся дела реабилитированных людей. Часто это всего три-четыре странички. Работа происходит следующим образом: берется дело осужденного, из него достается формуляр – карточка, где написано имя человека, год и место рождения, место работы, вероисповедание, партийная принадлежность. Если человек был заключен на определенный срок и реабилитирован, прописаны также дата и место реабилитации. Если расстрелян, дата и место приведения приговора в исполнение. Учитывая, что жертвы хоронились в общих могилах, места захоронений тщательной скрывались, сегодня такие карточки – иногда единственное, что осталось потомкам от бабушек и дедушек, попавших в жернова репрессивной машины. 

Далее полученная информация помещается на специальный электронный ресурс, который так и называется «Книга памяти жертв политических репрессий Приморского края». Сейчас нам необходимо обработать более 50 тысяч карточек. Работа начата и будет вестись еще в течение нескольких лет. После этого мы приступим к созданию печатного издания, которое планируется издать небольшим тиражом, для библиотек Приморского края и других регионов. 


– Хотелось бы уделить внимание еще одному важному проекту – «История в руках», стартовавшему в конце 2016 года… 

– Проект стал важным шагом для нас. Он призван сделать доступнее музей для людей с ограниченными возможностями. Мы установили в экспозиционных залах специальные технические средства, способные усиливать звук для людей, которые совсем ничего не слышат или слышат, но очень плохо, аппаратуру, помогающую ориентироваться в выставочном пространстве людям, у которых проблемы со зрением. Все приборы незаметно интегрированы в общее экспозиционное пространство и не доставляют никакого неудобства для обычных посетителей. В ближайшее время также хочется сделать доступнее музей и для колясочников – установить лифт. Но в силу того, что наше здание – памятник, а мы – бюджетники, боюсь, сделать все быстро у нас не получится. Поэтому сейчас мы ищем спонсоров, меценатов, которые помогут решить вопрос. 


Планами на следующий год поделитесь?

– Планируется, как минимум, три крупных проекта. Во-первых, в 2017 году наступит 100-я годовщина Октябрьской и Февральской революций, и в музее начнет работу экспозиция, посвященная этим событиям.

Во-вторых, следующий год юбилейный для нас – отмечаем 145 лет Владимиру Клавдиевичу Арсеньеву. По этому поводу мы развернем целый цикл экспозиционных и лекционных мероприятий.

В-третьих, мы продолжим реализовывать проект «Коллекционируя Россию», который запустили в прошлом году. Проект направлен на импорт музейных коллекций из западных регионов России, которые рассказывают о культуре нашей страны, той ее части, которая старше Дальнего Востока. Ранее мы уже привозили сюда коллекции из Муромского музея. В следующем году с мая по август мы будем экспонировать коллекцию Пермского художественного музея «Пермские боги или пермская деревянная скульптура». Это невероятная по своей красоте и редкости часть русской культуры. Коллекция включает в себя деревянные храмовые украшения, объемные изображения святых, которые использовали наряду с иконами на русском севере.

На 2018-2020 годы есть договоренности с музеем из Иваново о том, чтобы привезти сюда образцы ткани, которая сотни лет изготавливалась на местных ткацких фабриках, образцы знаменитого агитационного текстиля, который производили в первые годы советской власти. А также ведем переговоры с музеем Палеха о привозе в наш музей образцов знаменитой палехской росписи. Ведем переговоры о гастролях музейных коллекций из Архангельска и Каргополя. Речь идет об одежде и предметах быта: от деревянных ставен до кокошников. Мы считаем эту часть своей деятельности очень важной, потому что проектом «Коллекционируя Россию» мы открываем доступ жителям Дальнего Востока к той части русской культуры, которая из-за территориальной удаленности сегодня для них почти недоступна. И мы рады, что именно в этом проекте нас поддерживает давний друг и партнер – Благотворительный фонд Владимира Потанина. 

  Фото – Глеб Ильинский («Приморская газета»)

 

 

Формирование комфортной городской среды